Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница

Девочка была изможденная, сморщенная и вряд ли смогла бы стоять на своих тощих ногах. Комья перепончатой кожи пристали к ее человеческому телу, ставшему за годы темноты белоснежным, как у альбиноса.

— Светло… — выдавила она из пересохшего горла, как и Джонатан ослепленная огнем.

Естественно, она до сих пор была полуночником. Следопытом, если были правы Рекс и Мелисса. Джессика спрятала за спиной пламя, и щелки-глаза чуть приоткрылись, сверкнув лиловым огоньком.

— Наконец-то вы пришли за мной.

Джессика моргнула. Наконец-то — это через пятьдесят лет? Ах, ну да — девочка же не могла определить, сколько прошло времени на самом деле.

— Да. Теперь с тобой все Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница будет хорошо.

Но выглядела девчушка вовсе не хорошо.

Она едва могла приподнять голову. Все ее мышцы иссохли за годы заточения в теле темняка.

— Я тебя не знаю, — тихо сказала она. — Я Анатея.

— Мы не местные, — ответил Джонатан, подковыляв к Джессике. — Анатея, мы ищем своего друга…

— Другого следопыта, — сказала та и печально кивнула. — Они изменили его и оставили меня тут.

— Ты знаешь, куда они его забрали?

— Я могу посмотреть. Только уберите это. — Она ткнула костлявым пальцем во «Взрывоопасный».

Джессика развернулась и бросила фару во мрак. Стоило ей отпустить «Взрывоопасный», как тот затрещал и погас, не успев удариться о землю. Джессика Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница снова достала «Непредвиденно просветленный», на случай если ползучки обнаглеют вконец и будут слоняться поблизости.

Во внезапно наступившей темноте девочка облегченно вздохнула и открыла глаза шире. Обведя своим провидческим взором горизонт, она кивком указала направление.

— Он полетел туда.

— Полетел…

Джессика с трудом различала на фоне восходящей луны стаю каких-то существ. Рекса и его новую свиту.

Слишком поздно.

— Мы должны пойти за ним… — в отчаянии произнесла она. — Попробовать его спасти.

— Если тебе удастся продержать его над землей до восхода солнца, — сказала девочка, — тогда тело темняка сгорит, я думаю.

— У меня есть свое солнце, — ответила Джессика, сжав в руке «Непредвиденно Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница просветленный». — Пошли, Джонатан.

Тот замялся и посмотрел на Анатею.

— С тобой ничего не случится?

Девочка покачала головой.

— Я знаю, почему они меня отпустили. — Она в изнеможении уронила голову обратно на землю.

— Скорее!

— А что, если они вернутся и что-нибудь с ней сделают? — спросил Джонатан.



— Мое тело им не нужно, — ответила Анатея. — Теперь я одна из них.

Джессика подняла глаза на улетающую стаю, и ее передернуло от таких слов. Если это правда, то Рекс теперь тоже один из них.

— Надо идти, Джонатан.

Тот помедлил, затем снял куртку и укутал в нее хрупкие плечики девочки.

— Мы вернемся, — сказал он Анатее и взял Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница Джессику за руку.

«Непредвиденно просветленный» нервно прочесывал ночное небо, очищая лучом дорогу перед ними. Несколько стаек ползучек осмелились попасться на пути, но тут же вспыхнули шарами пламени и сгорели, стремительно падая на землю.

Даже несмотря на полуслепоту Джонатана, они быстро нагнали стаю. Вскоре Джессика поняла почему. В центре ее размахивал крыльями темняк в почти человеческом обличье. Он летел неуклюже, несогласованно ударяя крыльями и извиваясь всем телом, словно боролся с самим собой. Его длинный хвост с шипом на конце бился в воздухе совсем как у разъяренного кота.

— Рекс, — прошептала она.

Они подобрались ближе, и фонарик принялся терзать замыкающий край стаи Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница, поджигая ползучек, а остальных разгоняя бешеными вихрями.

Два темняка опустились к существу в середине стаи и заняли места с обеих сторон, пытаясь подгонять его, но Джессика видела, как бьются его человеческие руки, отгоняя темняков.

На вершине очередного прыжка девочка направила луч «Непредвиденно просветленного» прямо на стаю и вновь произнесла имя фонарика, вселяя в него каждую каплю своей мощи огнетворца.

Луч прорезал темную массу, два темняка вскрикнули и сменили направление. Получеловека охватило пламя.

— Рекс! — завопила девочка.

Горящая фигура начала падать, спиралью опускаясь на землю, словно мятый бумажный самолетик. В последний момент получеловек умудрился криво взмахнуть пылающими крыльями, смягчая приземление Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница, — и рухнул.

Стая развернулась и превратилась в вихрь, окруживший упавшее существо. От воронки отделились ползучки и бросились навстречу фонарику, распадаясь прямо на лету. Джессику затошнило от зловония обугленных зверюг и их истошных криков.

Потом одна из них ударила Джессике в правое плечо, явившись откуда-то снизу. По руке прошелся самый настоящий ледяной удар током. Джессика завертела фонариком во все стороны, поджигая уже горящих ползучек.

Но их было так много, а у нее не было другой вспышки.

— Стой здесь! — крикнула Джессика, когда они приземлились, и Джонатан, слепо спотыкаясь, затормозил. — Их слишком много!

Перед ней, принимая угрожающие размеры, маячило существо, и Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница Джессика машинально поднесла к лицу руки, пытаясь защититься. Ползучка с визгом отскочила от ее запястья, и амулетики «Акарициандотов» засветились. Сквозь мрак она видела, как через всю пустыню им навстречу тридцати футовыми прыжками скачут лоснящиеся кошки-охотницы.

Она могла сжечь их всех одну за другой и знала это, но тем временем кишащие ползучки просто разорвут ее на клочки. Ставшие за свою долгую жизнь осторожными и пугливыми, темняки все же были готовы пожертвовать собой ради спасения полунелюди.

И чтобы убить Джессику Дэй.

— Что делать? — пробормотала она.

— Я тебя держу, — сказал Джонатан. Зажмурив глаза от ослепительного копья света, он обхватил Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница Джессику, защитив ее спину. — Просто бейся дальше.

Она почувствовала, как дернулось его тело от удара ползучки.

— Джонатан!

Мальчик застонал.

— Бейся!

Не время спорить. Она обратила «Непредвиденно просветленный» на ближайшего темняка, который споткнулся и завыл, когда по его шкуре прокатилось пламя. Джессика полоснула лучом по другой стайке ползучек, чтобы вычислить еще одну киску. Зверюга отскочила в сторону, но девочка преследовала ее лучом, пока пантера не превратилась в россыпь сверкающих пылинок на соляной земле.

Джонатан снова вздрогнул от удара, едва не повалив Джессику, и слепо взмахнул «Бробдинегским». Джессика стиснула зубы, стараясь не обращать внимания на его крики боли, прицелилась фонариком в Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница другую пантеру, с лиловыми вспышками вместо глаз, и подпалила ее с головы до ног. Чудовище заорало и подпрыгнуло в воздух, но, стоило на спине возникнуть крыльям, как их тут же охватило пламя.

Темняк свалился на землю довольно близко, заставив содрогнуться пустыню под ногами, и взметнул облако колючей соли, которая едко резанула по глазам Джессики.

Еще одна ползучка вспыхнула у нее за спиной: Джонатан отогнал тварь своим щитом.

Сверху раздался какой-то свист, и огромный темняк бросился на них с неба. Но луч «Просветленного» обратил его в яркий истерический метеор, падающий на землю. Умирающий темняк, огненное колесо из когтей, зубов и крыльев Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница, повалился прямо на полуночников. Джессика рванулась, чтобы убраться с его дороги, но Джонатан, все еще ослепленный белым светом, удержал ее.

— Джонатан! Воздушная тревога!

Он замычал и оттащил ее назад, пока Джессика пыталась сфокусировать луч на чудовище. В падении оно сгорело дотла и рассыпалось от удара о землю, бросив им под ноги россыпь горящих угольков, будто по пустыне кто-то расшвырял остатки гаснущего костра.

Отовсюду слышались вой и крики, жуткие звуки, означавшие поражение и ужас.

Джессика металась из стороны в сторону в поисках других черных фигур в воздухе или на земле, но ее луч не нашел ничего, кроме пары отбившихся Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница от стаи ползучек. Остальные темняки, похоже, сдались, и закаленная годами пугливость заставила их отступить в ночь. Вдалеке над равнинами она могла лишь разглядеть жалкие остатки полчища, уносившего ноги.

— Думаю, это все, — произнесла она во внезапно наступившей тишине.

Джонатан выпустил ее из рук и упал на четвереньки.

Джессика резко развернулась. Его исполосованное струйками пота лицо исказилось от боли.

— Джонатан!

— Жить буду, — задыхаясь, просипел он. — Иди к Рексу.

Он поднял голову и, прищурившись, ткнул пальцем в зловонную груду, которая, собственно, и была получеловеком.

Джессика прикусила губу и в который раз окинула взглядом небо. Пусто.

— Ладно. Сиди здесь.

Она бросилась бежать что Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница есть духу по соляной равнине, и луч ее фонаря запрыгал по телу Рекса, когда она приблизилась. Остатки его темнякового тела выгорали крупными сгустками белого пламени, крылья исчезли в пелене огня, свет смыл с него чужую кожу, как пожарный шланг сбивает слой грязи.

Когда все кончилось, Джессика выключила фонарик и подбежала туда, где он валялся на соли, как мешок с картошкой.

— Рекс!

Он поднял на нее дикие глаза и зашипел сквозь стиснутые зубы.

— Рекс, ты?…

Все его тело затряслось. Он в изумлении таращился на свои руки, бледные и голые. Волоски на коже по большей части сгорели, но кожа Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница выглядела нетронутой: похоже, белое пламя «Непредвиденно просветленного» сожгло темняковую плоть, но не тронуло его человеческое тело.

— Рекс?

— Ты ее видела? — прохрипел он. — Другую?

— Анатею? Да, она там.

— Приведи ее ко мне.

Сильно хромая, подбежал Джонатан.

— Ты уверен, что можешь?…

Рекс поднялся в чем мать родила, ни нитки на теле, и ответил:

— Живо. Она умирает.

0:00

АНАТЕЯ

Свобода убивала ее, и она это знала.

Все это время она только об этом и думала — как бы выбраться из тела темняка, вернуться в Биксби, к маме и папе. В обрывчатых снах Билли Клинтон всегда прилетал к ней через всю пустыню, чтобы спасти, прижимал к себе, когда Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница солнце восходило над пустыней, и даровал ей свободу.

Но реальность оказалась вовсе не радужной. Анатея слишком ослабела внутри чужого тела. Они не оставили ей достаточно сил, чтобы выжить без другой половины.

И все же как хорошо снова быть собой! Человеком, хотя бы отчасти…

Анатея свернулась на соленой земле, надеясь дожить до рассвета или хотя бы до захода черной луны.

Когда они вернулись, как и обещал юный акробат, их было уже трое.

Они приземлились с сильным толчком — другой следопыт спотыкался. Он был голым, пока не надел свой плащ, валявшийся на соли. А темняковая плоть как-то сошла с его Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница тела.

Анатея одновременно радовалась его спасению — и злилась, потому что ее никто никогда не спасал.

Рыжеволосая девочка сказала, что у нее есть собственное солнце. Анатею в очередной раз удивил странный, удивительно мощный Фокус, которым та обладала. Незнакомка несла в руке какой-то металлический стержень, оружие, которым на глазах у Анатеи вырезала целый рой врагов, чтобы спасти друга. И глаза у нее были не такие.

Какой у нее талант? И почему Анатея не знала никого из них? Неужели прошло так много времени?

— Ты Анатея? — спросил следопыт.

— Да, — тихо ответила она.

Ее голос так ослабел за все то время, пока Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница она жила в теле темняка.

— Какой сейчас год? — спросил он.

Девочка нахмурилась.

— То есть нет. Какой год ты помнишь?

Она так долго не думала о годах и месяцах…

Темняковый счет, всегда кратный двенадцати, или дюжине, казался ей сейчас гораздо естественнее.

— Тысяча девятьсот пятьдесят второй?

Мальчик кивнул, будто бы радуясь этой информации. Анатея безвольно закрыла глаза.

— Ты знаешь, что случилось? — спросил он. — С остальными из твоих людей, с полуночниками твоего времени?

— Моего времени? — Она вздрогнула и наконец все вспомнила.

Много лет назад она, та, самолично отдала приказы, распорядилась сделать кубики с буквами, чтобы мерзкие дневные их читали. Но это было так Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница давно, что она не могла вспомнить. Ее передернуло.

— Жуткие вещи. Но это не по моей вине. Она выдала секрет. А не я.

— Секрет?

— Никто не должен был говорить. — Девочка покачала головой. — Все с того и началось, когда эта Мадлен Хейз выдала тайну. Эти мальчишки Грейфуты знали, что делали, когда притащили меня сюда…

Анатея без сил рухнула обратно на землю. От мыслей о том, что произошло до трансформации, у нее заболела голова. Может, она все-таки больше не человек. И разговоры только отнимают ее жалкое дыхание. Она чувствовала, как угасает.

Акробат, симпатичный паренек из мексиканцев, заговорил:

— Мы можем для тебя что Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница-нибудь сделать?

Девочка улыбнулась и протянула руку. Все это время у нее были крылья, но трепыхаться внутри другого ужасного тела так тяжело. Совсем не похоже на то, как Билли Клинток уносил ее в небо, да и это было словно в другой жизни.

— Можно?

Он все понял, взял ее за руку, и легкость снова наполнила ее. Как давно это было…

0:00

РАВНИНЫ

Они решили оставить ее там на соляных равнинах. Три последователя темняков — Энджи, Эрнесто и старший Грейфут — все еще стояли, застыв на месте, и смотрели туда, где оставили Рекса на поживу темнякам. Возможно, появление мертвой девочки на его месте заставит их Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница немного задуматься.

Джонатан отвернулся, не в силах смотреть, как Рекс раскладывает вокруг Анатеи доминошки. Рекс нашел свою одежду нетронутой там же, где ее бросили темняки, и оделся. Теперь его вполне привычный и нормальный вид почему-то приводил в ужас. Все, что его отличало от прежнего Рекса, — это обгоревшие волосы и руки, которые теперь дрожали совсем как у его отца.

Джессика тоже не стала смотреть. Она прижалась к груди Джонатана и заплакала, но мальчик не знал, как горевать по Анатее, родившейся в тысяча девятьсот сороковом году и умершей этой ночью — всего в четырнадцать лет. Ее костлявое исхудавшее тело выглядело едва Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница ли на двенадцать — именно в том возрасте ее и забрали.

А что там она сказала о Мадлен Хейз, прямо перед самой смертью? Неужели именно она, эта пожилая телепатка, предала свое поколение много лет назад? Надо будет спросить об этом Десс.

— Ладно, пошли, — позвал Рекс.

Джонатан повернулся и увидел, что оставил Рекс в подарок приспешникам темняков. Холодок пробежал по его избитой спине в кровоподтеках. Он пристально посмотрел в глаза следопыта: ни одной слезы по Анатее, только яростная одержимость на лице, будто бы «Непредвиденно просветленный» выжег из него всю тьму.

Рекс, не обращая внимания на значение косточек, выложил из них буквы высотой Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница в фут. Вокруг Анатеи они сложились в простые слова:

ВЫ СЛЕДУЮЩИЕ

Ужасное вышло зрелище, но в этом-то и вся соль, понял Джонатан. Это может убедить Энджи и остальных в том, что лучше избрать другой путь. Полунелюдей не осталось, и это страшное послание будет последним, которое получили приспешники темняков из часа синевы. Джонатан взял Джессику за руку и поцеловал ее ладонь, чувствуя вкус соленых слез.

— Не смотри, — сказал он.

Девочка качнула головой.

Следы от ударов ползучек сливались на спине Джонатана в один большой синяк, и он поморщился, протянув вторую руку Рексу, который не переставал дрожать, даже когда Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница их соединила полуночная невесомость.

Они еще не сказали ему о том, что Мелисса вылетела через лобовое стекло. Пока они летели (у следопыта получались слабые и неловкие прыжки, и он все время задерживал их), Джонатан задал себе вопрос: выдержит ли Рекс еще и ее смерть?

Они дошли до машины, когда черная луна уже почти закатилась.

Мелисса пошатывалась на нетвердых ногах, когда они приземлились, по ее лицу стекали струйки крови, но она умудрилась вымученно улыбнуться. Рекс выпустил руку Джонатана и, спотыкаясь о расставленные Десс узоры из кольев и проволоки, подошел к Мелиссе и заключил ее в крепкие объятия.

— Я знала, — сказала она Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница. — У тебя снова стал человеческий вкус.

Джонатан покосился на Десс, которая закатила глаза. Выглядела она гораздо лучше, чем когда они оставили ее.

— Поможете мне с этим? — попросила она и наклонилась, чтобы выдернуть из твердой земли колышек для палатки.

— Раз тут Джессика, мы можем убрать их, пока эти дрова опять не завелись и не поехали на нас.

Джонатан проследил за жестом Десс, которая показала на старый «форд». Он метил прямо в них, и за ним тянулось облако пыли.

— Ах, да. Давно пора.

Он еще немного подержал Джессику за руку, а потом взялся за дело. Укусы ползучек на спине заныли Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница, когда он наклонился, чтобы вытащить металлические колья. По левой ноге и спине будто прошлись электрошокером, а потом поджарили до хрустящей корочки. И ему до смерти хотелось есть. Джонатану не терпелось налечь на банановый хлеб с арахисовым маслом, заботливо припасенный в бардачке машины.

— Ты веришь этим двоим? — прошептала Десс, наматывая проволоку на катушку.

Рекс и Мелисса до сих пор обнимались, прижавшись щеками, и их глаза отливали лиловым в лучах заходящей луны.

Джонатан покачал головой.

— Нам сказать им о машине? — тихо, спросила Десс, и на ее чумазом лице заиграла улыбка.

Джессика не улыбнулась в ответ, только наклонилась, выдергивая еще один колышек Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница, а Джонатан протянул руку и дотронулся до нее. Сегодня они видели смерть слишком близко, чтобы шутить о ней.

Они отошли на добрую сотню ярдов, чтобы посмотреть, как две машины снова вернутся к жизни и ринутся по пустыне стремительным тандемом, когда синева утечет из мира. Машина Джонатана вихрем развернулась и остановилась, но раздолбанный «форд» еще полмили грохотал по соленой земле. Джонатан уже успел выключить зажигание и фары, так что машина испарилась во мраке, и ее путь обозначало только облако пыли.

— Заберу ее завтра, — снова пообещал он Мелиссе.

Наступили выходные, никто не приедет сюда в ближайшие пару дней. Да и вообще, можно подумать, кому Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница-то нужно красть дурацкую старую колымагу с разбитым ветровым стеклом.

— Терпеть не могу больницы, — опять взвыла Мелисса. — Там одни больные.

— Тебе нужно наложить швы, — настаивал Рекс. — А вдруг у тебя черепно-мозговая травма? Ко мне же врачи прикасались…

— «А вдруг?…» — пробурчала Десс.

Джонатан вздохнул и захромал к своей машине. Дорога домой обещала быть веселенькой. И все же получилось, как и планировал Рекс: они впятером, и они снова вместе.

И все они, во всяком случае, до сих пор живы… Более или менее.

По лицу Мелиссы перестала течь кровь, но шрамы на лбу и щеках наверняка останутся надолго, если Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница не навсегда. У Рекса все еще дрожали руки, и он дергался от неожиданных звуков. Шагал он осторожно, поскольку почти ничего не видел — посеял очки где-то в пустыне. Джессика ни слова не произнесла после смерти Анатеи. Она не выпускала руку Джонатана, прижавшись к нему. Ее изрядно вымотала схватка и все увиденное.

Только Десс по-прежнему была самой собой.

— С Мадлен все в порядке? — спросила она, пока они шли к машине Джонатана.

Мелисса запрокинула голову назад и кивнула.

— Она пережила ночь. Но знает о случившемся. Они скоро найдут ее.

— У тебя большие неприятности, — сказала Десс.

— Это ты у нас молчала как партизан Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница.

— Это ты у нас распускаешь руки!

Джонатан загасил их ссору и прижал Джессику к себе. Хорошо, что она придерживала его по пути к машине. Ему нужно было ее прикосновение, особенно здесь, на соляных равнинах, самом плоском участке Флатландии.

9:11

ОБРАЗЕЦ БЛАГОРАЗУМИЯ

Зрение то приходило, то исчезало, отчетливые детали блекли и сливались в расплывшееся пятно, затем снова возвращались. На пути в больницу утренний свет был невыносимо ярким, и отраженные металлом солнечные лучи бросали на лицо полосы.

Стены клиники были испятнаны Фокусом, но не знаками полуночи. Теперь Рекс видел нечто новое: следы рук дневных, впечатления, оставленные их разумами, когда они решили свои Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница проблемы, проделав трюк с числами, сплавами и умными механизмами.

Все утро он не мог догадаться, чем были эти видения: следами жертв.

Сто тысяч лет темняки преследовали людей, учились их отслеживать, считывать следы. Когда последние хищники осмелились начать на них охоту, они уже знали людей лучше, чем других живых тварей, лучше, чем полуслепые двуногие знали самих себя. Теперь Рекс видел эти знаки, ощущал проявление всего, чего так жаждали темняки. И всего, чего они боялись.

Над головой рявкнул интерком: опять какой-то срочный вызов. Рекс вздрогнул. Здесь повсюду машины — яркие флуоресцентные лампы, тонометры, весы, тысячи умных инструментов. Рексу так хотелось кинуться Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница к двери, выбежать в какое-нибудь открытое поле, прочь от этих непреодолимых примеров человеческой изобретательности. От них у него тряслись руки, страх крепко стискивал плечи.

Но ему нужно было повидать Мелиссу и показать, во что он превратился.

Он посмотрел на номер палаты, мимо которой проходил, и на какой-то миг мир снова расплылся.

Он не захватил запасные очки: похоже, они ему больше не нужны, Фокус прилип ко всему. Но бывали моменты, когда его зрение вновь ухудшалось. Все-таки полностью они его не изменили. Он все еще человек, все еще Рекс Грин — следопыт, а не чудовище.

Сбоку вспыхнул рентгеновский аппарат Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница, и фиолетовая вспышка достигла его глаз даже сквозь стены больницы. Рекс снова вздрогнул и зашипел сквозь зубы.

Нужно найти Мелиссу и поделиться с ней этим. Ему требовалось ее прикосновение, чтобы снова почувствовать себя человеком.

За очередным поворотом оказался коридор, и код из цифр и букв наконец-то обрел смысл. Рекс надеялся, что не теряет способность читать человеческие символы. Возможно, дело просто в переутомлении после трехчасового ожидания в отделении «скорой помощи» прошлой ночью. Только потом врачи согласились принять Мелиссу в больницу и отпустили его домой, поверив в историю, будто она попала в аварию, потеряла документы, ей восемнадцать, а родителей поблизости Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница нет.

Пока он шел по коридору, его взгляд привлекло что-то резкое впереди. Силуэт просто светился Фокусом.

Пожилая женщина выходила из комнаты Мелиссы.

Рекс резко остановился. Метки глубоко врезались в ее черты, в каждую морщину на лице.

Она смотрела на него так, будто бы узнала, и улыбка заиграла на ее бледном старческом лице.

— Рекс! Мальчик мой… — Она протянула руку в перчатке, и он отпрянул.

Что еще за шутки? Женщина покачала головой.

— Бедняжка Рекс. Ну конечно, ты все еще перепуган. Прошлой ночью ты был на волосок от гибели. Так же как и все, что я когда-либо видела. А Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница я повидала многое.

— Вы кто?

— Я… крестная Мелиссы. Мадлен.

Рекс покачал головой. Никакой крестной он не помнил. Но память сегодня работала плохо. Он всю ночь метался по кровати, пытаясь распутать клубок в голове: все, что он узнал от Мелиссы, когда они обнялись на соляных равнинах. И позже, когда они прикоснулись друг к другу в покое «скорой помощи», обмениваясь болью и перебрасывая ее друг другу, как дети — горячую картошку…

Но утром у него едва было время поразмыслить над собственными переменами, не говоря уже о том, чем с ним поделилась Мелисса. Эта женщина, Мадлен, была как-то связана с вычислениями Десс и Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница с потерянным поколением полуночников — вот и все, что он помнил.

— Я подумала, что могу ее навестить, — говорила женщина. — Видишь ли, у меня, наверное, осталось немного времени. Мне всегда хотелось узнать Мелиссу поближе. — Она покачала головой. — Но я сама виновата в том, что так долго оттягивала.

Рентген снова вспыхнул, и Рекс развернулся волчком в его сторону, по телу пробежала волна.

Женщина не заметила этой животной реакции — или притворилась, что не заметила, и тихо повторила:

— Я сама во всем виновата. Я так боялась того, что натворила.

Мальчик снова уставился на нее, и к нему вернулась часть прежнего видения. Рекс понял, что Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница ее Фокус ему знаком больше всего, и это знак полуночи.

— Вы одна из нас, — произнес он.

— Да, Рекс. Но Мелисса сама тебе все расскажет. Мы ведь виделись, чтобы узнать друг друга получше. Она ждет тебя.

Женщина проскользнула мимо него, и, когда она торопливо уходила по коридору, Рекс увидел, что перчатка у нее только на одной руке.

Он развернулся и бросился в палату Мелиссы.

Ее глаза были закрыты, и лицо казалось очень бледным в жужжащем флуоресцентном свете. Раны — две на лбу и одна через всю щеку — были зашиты крест-накрест розовой нитью, стягивавшей кожу. Швы наложили чем-то Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница синтетическим: Рекс чувствовал его ужасную умную новизну.

И у нее был тот же Фокус, что и у женщины в коридоре.

— Мелисса? — негромко позвал он.

Ему не давал покоя вопрос о том, что сделала с ней во сне женщина.

Мелисса открыла глаза и улыбнулась.

— Неплохо выглядишь, Рекс. И прическа ничего…

Он вздохнул устало и с облегчением. Старая добрая Мелисса.

На другой койке в палате никого не было, и он присел на нее, потирая ладонью свой почти лысый череп. Утром он прошелся по голове машинкой, убрав все обгоревшие пучки и оставив ежик длиной в полдюйма.

— Спасибо. Ты тоже.

Мелисса фыркнула.

— Ну спасибо Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница, Рекс. А я-то боялась, что эти шрамы трагически повлияют на мою популярность в школе.

Он засмеялся, но смех получился какой-то неискренний. Слишком много тут приборов: кнопки вызова, внутренняя связь, специальные штепсельные вилки от кардиомониторов, целая инфраструктура проводов и стали вокруг них. И тут Мелисса поднялась к нему, словно мумия: крошечный механизм в кровати согнул ее пополам.

— У тебя странный вкус, Рекс.

Он посмотрел на трясущиеся руки.

— Ты думаешь?

— Как у… психокиски. Они ведь изменили тебя?

Рекс моргнул, потом кивнул. У него столько всего нового в голове — новые вкусы и образы, бурлят дикие мысли скрытого в нем животного Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница. Но один вопрос разрешил все сомнения.

— Кто это был? — спросил он.

Мелисса улыбнулась.

— Моя крестная, она же сказала. Крестная всех нас. — Она вздохнула. — По крайней мере, пока темняки ее не нашли. А они теперь ищут.

Рекс закрыл глаза: его голову раздирало бесконечное количество новых ощущений, новых знаний. Зря он вообще сюда пришел. Надо было податься в бедленды, найти унылое и пустынное место, сесть и подумать.

— Иди сюда, Рекс.

Он мотнул головой.

— Ты слишком слаба. Не сможешь принять то, что у меня в голове. — Он окинул взглядом стены, помеченные отпечатками больных и умирающих людей — добычи, которую легко отбить от стада. — Тем Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница более пока ты здесь.

Мелисса засмеялась.

— Ну и что?

— Я думал, ты ненавидишь больницы.

— Я все ненавидела, Рекс.

Он нахмурился, и какая-то часть его разума заметила необычную грамматику.

— Ненавидела?

— А теперь — нет. — Мелисса потянулась к нему, взяла его за плечо, привлекла к себе и впервые прикоснулась к его губам.

Она перешла в него — не тем привычным бешеным потоком эмоций, а размеренно и спокойно. Она воспользовалась способом, отточенным за сотню поколений полуночниками, искусством, передававшимся из разума в разум на протяжении столетий. Числа Десс помогли нащупать то, что Рекс всегда искал: связь с прошлым, которую не могло дать разрозненное знание Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница. А сегодня утром, от Мадлен и множества предков, хранящихся в памяти старой полуночницы, Мелисса переняла это наследие. Это была связь с живой историей, для Мелиссы и для всех полуночников — прикосновение человека.

Несмотря на груз многих веков, тот поцелуй принадлежал им одним, и их давняя дружба внезапно перевернулась с головы на ноги, обрушившись на Рекса, как превращение в пустыне.

И Рекс понял, что выживет.

Возможно, он и правда наполовину чудовище, которое боится творений рук человеческих, которое искалечено темняками, обратившими его сущность против него самого. Но у него есть Мелисса. И она поддержит его.

Это был самый сладостный миг в его жизни Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница.

0:00

ЗНАКОМСТВО

— Не так уж и сложно было, если честно. Десс принесла свою штуковину… GPS — и мы точно узнали, где была машина. По крайней мере, приблизительно.

— Ты вел ее до самого дома Мелиссы?

— Только до шоссе. Дальше Мелисса сама справится. Зато этот случай научит ее пристегиваться. — Джонатан улыбнулся. Даже в синеватом сумраке тайного часа по его смуглому лицу было заметно, что днем он слегка обгорел на солнце во время путешествия по посадочной полосе. — Хуже всего было ехать по равнинам без ветрового стекла. — Он облизал губы. — До сих пор во рту солено.

Джессика засмеялась и выглянула на задний дворик, чтобы оценить бурный Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница прогресс в садоводческой деятельности отца. Оставшись сегодня поближе к дому и сидя на собственной крыше, она чувствовала себя в безопасности.

— А вы не видели… Анатею?

Джонатан отрицательно мотнул головой.

— Мы там не были.

Джессику снова пронзила ноющая боль, которая не отпускала весь день.

— Может, стоило ее похоронить…

Джонатан вздохнул.

— У нас не было лопаты, да и времени тоже. Кто-то должен был отвезти Мелиссу в больницу. И вообще, приспешники темняков наверняка позаботились о… — Он не докончил фразу.

— Ах да, я же тебе не сказала, — вспомнила Джессика. — Звонил Рекс. Мелиссу сегодня выписали. Рентген ничего не показал. Он сказал, что Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница она и правда… в отличной форме.

Дата добавления: 2015-09-30; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentaoofdgj.html
documentaoofkqr.html
documentaoofsaz.html
documentaoofzlh.html
documentaooggvp.html
Документ Наконец все было разложено по полочкам. 15 страница