ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ

Уильям Гибсон.

Граф Ноль

Quiero hacer contigo lo que la primavera hace con los cerezos Неруда COUNT ZERO INTERRUPT (ПРЕРЫВАНИЕ НА СЧЕТ НОЛЬ) Чтобы прервать работу программы, сбросьте счетчик до нуля. Моей Д посвящается

ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ

"Собаку-хлопушку", предварительно натасканную на его феромоны и цветволос, Тернеру посадили на хвост в Нью-Дели. Она достала его на улице подназванием Чандни-Чаук, проползла на брюхе к арендованному им "БМВ" сквозьлес коричневых голых ног и колес рикш. "Собака" была начинена килограммомкристаллического гексогена, перемешанного с тротиловой стружкой. Тернер не видел ее приближения. Последнее, что он помнит об Индии, -розовая штукатурка дворца под названием "Отель Кхуш ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ-Ойл". Поскольку у него был хороший агент, у него был хороший контракт.Поскольку у него был хороший контракт, то буквально час спустя после взрываон уже был в Сингапуре. По крайней мере, большей своей частью.Хирургу-голландцу нравилось подшучивать над тем, что некий не названныйпроцент Тернера не вырвался из "Палам Интернэшнл" первым рейсом и былвынужден провести ночь в ангаре в резервуаре жизнеобеспечения. Голландцу иего бригаде потребовалось три месяца, чтобы собрать Тернера заново. Ониклонировали для него квадратный метр кожи, вырастив ее на пластинахколлагена и полисахаридов из акульих хрящей. Глаза и гениталии купили насвободном рынке. Глаза оказались зеленые. Большую часть этих трех ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ месяцев Тернер провел в сгенерированном вбазовой памяти симстим-конструкте - в идеализированном детстве в НовойАнглии предыдущего столетия. Визиты голландца представали серымипредрассветными снами, кошмарами, тускневшими, когда светлело небо за окномспальни на втором этаже, где по ночам пахло фиалками. ТринадцатилетнийТернер читал Конан-Дойля при свете шестидесятиваттной лампочки под бумажнымабажуром с изображениями белоснежных парусников, мастурбировал, ощущая запахчистых хлопковых простыней, и думал о девчонках из группы поддержкифутбольной команды. Голландец же открывал дверку в глубине его мозга изадавал ему всякие разные вопросы; но утром мать звала его завтракатьовсянкой и яичницей с беконом, за которыми следовал неизменный кофе смолоком и сахаром. Однажды утром Тернер проснулся в чужой постели ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ, у окна стоял голландец,заслоняя собой тропическую зелень и. резавший глаза солнечный свет. - Можете отправляться домой, Тернер. Мы с вами закончили. Вы теперь какновенький. Он был как новенький. А хорошо ли это? Этого Тернер не знал. Забрав то,что передал ему на прощание голландец, он вылетел из Сингапура. Домом емустал "Хайятт" в ближайшем аэропорту. И в следующем за ним. И в следующем. И в Бог знает каком еще. Он все летел и летел. Его кредитный чип - черный зеркальныйпрямоугольник с золотым обрезом. Люди за стойками, завидев его, улыбались,кивали. Распахивались и захлопывались за ним двери. Колеса отрывались ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ отжелезобетона, тут же появлялась выпивка, стол всегда был накрыт. В Хитроу огромный ломоть памяти, отколовшийся от пустой чаши неба надаэропортом, рухнул ему на плечи. Не замедляя хода, Тернер сблевал в синююпластмассовую урну. Оказавшись у стойки в конце коридора, он поменял билет. На рейс в Мексику. И проснулся под клацанье стальных корзинок по кафелю, мокрый шорохщеток... Теплое женское тело под боком. Комната - как высокая пещера. Голый белый пластик четко отражает звук;где-то вдали, перекрывая болтовню служанок в утреннем дворе, бьется прибой.Под пальцами - мятые простыни, шершавый лен, смягченный бесчисленнымистирками. Он вспомнил солнечный свет сквозь стену из тонированного стекла. ПуэртоВалларта ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ, бар в аэропорту. Двадцать метров от самолета пришлось пройтипешком, зажмурив глаза от солнца. Вспомнил дохлую летучую мышь, раскатаннуюв сухой лист по бетону взлетной полосы. Вспомнил автобус, карабкающийся по горной дороге: вонь от двигателявнутреннего сгорания, ветровое стекло, оклеенное по краю почтовымиоткрытками с розовыми и голубыми голограммами святых. Поднимающийся уступамиландшафт он не замечал, увлеченный шариком из розового луизита, в сердцевинекоторого нервно танцевала ртуть. Шар размером чуть больше бейсбольного мячаувенчивал стальной рычаг переключения скоростей. В дутой полости сферы, дополовины наполненной шариками ртути, скорчился паук. Ртуть подпрыгивала иперекатывалась, когда водитель лихо заворачивал автобус по серпантину,качалась и подрагивала на прямых отрезках дороги. Набалдашник былсамоделкой, нелепой и ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ зловещей; он был здесь, чтобы сказать: "Добропожаловать в Мексику". Среди примерно дюжины выданных голландцем микрософтов был один, которыйпозволил бы ему сравнительно бегло говорить по-испански. Но в ВаллартеТернер, нащупав выступ за левым ухом, вместо софта вставил заглушку от пыли,спрятав разъем и коннектор за квадратиком микропоры телесного цвета. Упассажира на одном из задних кресел автобуса было радио. В звенящиепоп-мотивы периодически врывался голос диктора, чтобы продекламировать каккакую-нибудь литанию цепочки десятизначных чисел - "сегодняшние победители внациональной лотерее!". Женщина рядом с ним шевельнулась во сне. Тернер приподнялся на локте, чтобы взглянуть на нее. Лицо незнакомое,но не из тех, к каким ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ приучила его кочевая гостиничная жизнь. Он ожидалувидеть банальную красотку, порождение дешевой пластической хирургии ибезжалостного дарвинизма моды, архетип, сварганенный из сотен популярныхэкранных лиц за последние пять лет. Что-то от Среднего Запада в линии нижней челюсти, что-то архаичное иочень американское. Бедро прикрыто складками голубой простыни. Сквозьдеревянные жалюзи косо падает солнечный свет, расчерчивая ее длинные ногизолотыми диагоналями. Лица, рядом с которыми он просыпался в гостиницахмира, были как орнамент на капюшоне самого Господа. Спящие женские лица,одинаковые и одинокие, обнаженные, устремленные в пустоту. Но это лицо былоиным. Почему-то оно уже соотносилось с каким-то смыслом. Смыслом и ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ именем. Он сел, спустив ноги с кровати. Подошвы ног зарегистрировали нахолодной плитке дробь песчинок с пляжа. Стоял слабый всепроникающий запахинсектицидов. Голый, с пульсирующей в голове болью, он встал. Заставил ногипередвигаться. Пошел, толкнул одну из двух дверей, обнаружил за ней белыйкафель, еще более белую штукатурку, грушу хромированной головки душа,свисающую с покрытой пятнами ржавчины железной трубы. Краны над раковинойпредлагали одинаковые струйки теплой, как кровь, воды. Возле пластиковогопереключателя лежали антикварные наручные часы, механический "ролекс" насветлом кожаном ремешке. В закрытых ставнями окнах ванной отсутствовали стекла, зато ихзатягивала мелкая сетка из зеленой пластмассы. Выглянув в щелку междудеревянными планками, он поморщился от резкого жаркого солнца ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ, увиделпересохший фонтан, выложенный плиткой в цветочек, и ржавый остов"фольксвагена" модели "кролик". Эллисон. Вот как ее зовут. На ней были поношенные шорты цвета хаки и его белая футболка. Ноги унее были совсем коричневые. Механический "ролекс" в безупречном тускломкорпусе из нержавеющей стали и с ремешком из свиной кожи вернулся на еезапястье. Они отправились погулять вдоль изгиба пляжа по направлению кБарре-де-Навидад. Держась узкой полоски плотного мокрого песка по линииприбоя. У них уже была общая история: он помнил ее этим утром у стойки вмаленьком с железной крышей меркадо. Помнил, как она обеими руками держалаогромную глиняную кружку с дымящимся кофе. Как жадно ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ уплетала яйца и сальсус потрескавшейся белой тарелки с тортильей. А он смотрел, как мухи кружат впальцах солнечного света, пробивающегося сквозь лоскутное одеяло тени,накинутое пальмовыми листьями и рифлеными стенами кафе. Какой-то разговор оее работе в адвокатской конторе в Лос-Анджелесе, о том, как она живет одна водном из ветхих понтонных городков, стоящих на приколе за Редондо. Он,кажется, сказал, что работает в охране. Так или иначе, когда-то так оно ибыло. - Может, подыщу себе какую-нибудь другую работу... Но разговор казался вторичным по сравнению с тем, что возникло междуними. Вот над их головами, паря в бризе ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ, зависла птица-фрегат, скользнула всторону, развернулась и исчезла. Оба вздрогнули от такой свободы, отбездумного птичьего скольжения. Эллисон сжала его руку. По пляжу, приближаясь к ним, вышагивала синяя фигура - военныйполицейский направлялся в город, сияющие черные сапоги казались нереальнымина фоне пастельных красок пляжа. Когда полицейский с темным и неподвижнымлицом под зеркальными очками проходил мимо, Тернер заметил лазерный карабин"стайнер-оптик" со значком "Fabrique Nationale". Синяя гимнастерка былабезупречна, а стрелки брюк жестки и остры, как лезвие ножа. Большую часть своей взрослой жизни Тернер, хотя никогда и не носилуниформы, был солдатом. Солдатом удачи. Наемником. Его работодатели -огромные корпорации, втайне воюющие между собой за контроль над мировойэкономикой ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ. Его специализация - чиновники из высших эшелонов управления иведущие ученые. Транснационалы, на которых он работал, никогда не признаютсуществование людей, подобных Тернеру... - Прошлой ночью ты оприходовал почти всю бутылку "херрадуры", - сказалаженщина. Тернер кивнул. Ее рука в его ладони была сухой и теплой. Он смотрел,как она ставит ногу на песок, как раздвигаются при этом пальцы. Розовый лакна ногтях совсем облупился. Накатили буруны с прозрачной, как зеленое стекло, кромкой. На загорелой коже Эллисон мелкими бусинами осела водяная пыль. После того первого дня вместе жизнь вошла в простую колею. Онизавтракали в меркадо за бетонной стойкой, вытертой до гладкостиполированного мрамора. Утро проводили купаясь, пока ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ солнце не загоняло ихназад в защищенную ставнями прохладу гостиницы, где они занимались любовьюпод медленно кружащимися лопастями деревянного вентилятора, потом спали. Подвечер отправлялись обследовать путаницу узких улочек позади Авениды илиуходили к холмам. Обедали на верандах ресторанов с видом на пляж и пили винов патио белых гостиниц. В волнах прибоя качался лунный свет. И постепенно, без слов, она научила его новому виду страсти. Он привыкк тому, чтобы его обслуживали, к безликому сервису умелых профессионалок.Теперь же, в белой пещере комнаты, он стоял на коленях на плитке пола.Опуская голову, ласкал ее языком; тихоокеанская соль смешивалась с еесобственной влагой, внутренняя поверхность ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ бедер, прижимаясь к его щекам,была прохладной. Покачивая ладонями ее бедра, он сжимал их, поднимал какчашу, плотно прижимаясь губами, пока язык его искал локус, точку, частоту,которая приведет ее к дому. Потом, усмехаясь, вставал, входил и искалсобственную дорогу к нему. А иногда, после, он говорил - и долгие спирали несфокусированногорассказа, развертываясь, соединялись с шумом моря. Эллисон говорила оченьнемного, но он научился ценить то малое, что она говорила. И всегда онаобнимала его. И слушала. Прошла неделя, за ней другая. В их последний день вместе Тернерпроснулся в той же самой прохладной комнате, увидел Эллисон рядом. Зазавтраком ему почудилось, что он уловил ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ в ней перемену, какую-то непривычнуюнапряженность. Они загорали, плавали, и в знакомой постели он забыл о смутном привкусебеспокойства. Под вечер Эллисон предложила пойти погулять по пляжу к Барре, как ониходили в то первое утро. Тернер извлек из разъема за ухом заглушку и вставил "занозу"микрософта. Структура испанского языка опустилась сквозь него как стекляннаябашня, невидимые ворота распахнулись в настоящее и будущее, в условное ипредпрошедшее. Оставив ее в комнате, он пересек Авениду и вошел на рынок.Купил соломенную корзинку, несколько банок холодного пива "карта бланка",сэндвичи и фрукты. По дороге назад купил у торговца на Авениде новую парусолнечных очков. Его загар ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ был теперь коричневым и ровным. Угловатые заплаты, оставшиесяпосле пересадки ткани, исчезли, а Эллисон научила его единству тела. Поутрам, встречая в зеркале в ванной взгляд зеленых глаз, он наконец уверовалв то, что они его собственные. Да и голландец перестал тревожить его сныдурацкими шутками и сухим кашлем. И все же временами ему снилась Индия,страна, которую он едва успел узнать. Индия, разлетевшаяся вдребезги яркимиосколками: улица Чандни-Чаук, запах пыли и жареных лепешек. Стены полуразвалившегося отеля стояли на полпути к Барре, если идтивдоль дуги залива. Прибой здесь был сильнее, и каждая волна разбиваласьмаленьким взрывом. Сейчас Эллисон тянула его к этому отелю. В уголках ее ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ глаз появилосьчто-то новое, какая-то натянутость. Чайки разлетелись врассыпную, когда онирука об руку вышли на пляж, чтобы заглянуть в тень за пустым двернымпроемом. Там был песок, нанесенный приливом, и теперь ветер должен былзавершить свой труд над фасадом постройки. Стены уже ушли, оставивперекрытия этажей свисать огромными полотнищами на погнутых ржавыхсухожилиях. На каждом перекрытии пол был выстелен другим узором разноцветнойплитки. "ГОСТИНИЦА "PALAYA DEL M.."" - заглавные буквы были выложены будторукой ребенка - морскими ракушками, вдавленными в бетонную арку. - Мар, - сказал он, заканчивая слово, хотя и вынул уже микрософт. - Все кончено, - сказала она, входя в тень арки. - Что кончено? - Он вошел следом, плетеная ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ корзинка терлась о бедро.Песок здесь был холодным, сухим и рассыпался под ногами. - Кончено. С этим местом покончено. Здесь нет ни времени, ни будущего. Он недоуменно уставился на нее, потом перевел взгляд туда, где усоединения двух осыпающихся стен были свалены в кучу ржавые кроватныепружины. - Мочой пахнет, - сказал он. - Пошли купаться. Море смыло озноб, но между ними теперь повисла какая-то отстраненность.Они сидели на одеяле из комнаты Тернера и молча ели. Тень от развалинмедленно удлинялась. Ветер играл выгоревшими на солнце волосами Эллисон. - Глядя на тебя, я думаю о лошадях, - сказал он наконец. - Ну, - проговорила она, будто из глубин усталости ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ, - они толькотридцать лет как вымерли. - Нет, - сказал он, - их волосы. Волосы у них на шеях, когда лошадибегут. - Гривы, - сказала она, на глазах у нее выступили слезы. - Сволочи. -Эллисон сделала глубокий вдох. Отбросила на пляж пустую банку из-под "картабланка". - Они, я, какая разница? - Ее руки снова обняли его плечи. - Нудавай же, Тернер. Давай. И когда она ложилась на спину, утягивая его за собой, он заметил что-то- кораблик, превращенный расстоянием в белую черточку дефиса, - там, гдевода соприкасалась с небом. Садясь на одеяле, чтобы натянуть обрезанные джинсы, Тернер увидел яхту.Теперь корабль был гораздо ближе, грациозная запятая белой палубы легкоскользила ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ по воде. Глубокой воде. Судя по силе прибоя, пляж, очевидно,обрывался здесь почти вертикально. Вот почему череда гостиниц кончалась там,где она кончалась, в нескольких километрах от этого места, и вот почемуруины не устояли. Волны подточили фундамент. - Дай мне корзинку. Она застегивала пуговицы блузки. Эту блузку он купил ей в одном измаленьких усталых магазинчиков на Авениде. Мексиканский хлопок цветаэлектрик, плохо обработанный. Одежда, которую они покупали в магазинах,редко протягивала больше одного-двух дней. - Я сказал, дай мне корзинку. Дала. Он покопался среди останков их ужина, под пластиковым пакетом сломтиками ананаса, вымоченными в лимонной цедре и присыпанными ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ кайенскимперцем, нашел бинокль. Вытащил. Пара компактных боевых окуляров шесть натридцать. Щелчком поднял вверх внутренние крышки с объективов и, приладивдужки, стал изучать обтекаемые иероглифы логотипа "Хосаки". Желтая надувнаяшлюпка обогнула корму и вырулила к пляжу. - Тернер, я... - Вставай. - Заталкивая одеяло и ее полотенце в корзинку. Вынул последнюю, уже теплую банку "карта бланка", положил ее рядом сбиноклем. Встал и, рывком подняв Эллисон на ноги, насильно всунул ей в рукикорзинку. - Возможно, я ошибаюсь, - сказал Тернер. - Но если нет, то уноси ноги,беги что есть сил. Свернешь к той, дальней гряде пальм. - Он указал куда-тов сторону. - В гостиницу не возвращайся. Садись на автобус ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ в Манцанильо илиВалларту. Поезжай домой. - До него уже доносилось мурлыкание мотора. Из глаз ее потекли слезы, но беззвучно. Эллисон повернулась и побежаламимо развалин, вцепившись в корзинку, спотыкаясь на разъезжающемся песке. Ини разу не обернулась. Тернер повернулся и стал смотреть в сторону яхты. Надувная шлюпка ужепрыгала по волнам прибоя. Яхта называлась "Цусима", и в последний раз онвидел ее в Хиросимском заливе. Но тогда он стоял на ее палубе и смотрел накрасные ворота синтоистского храма в Ицукусиме. Зачем бинокль, если и так ясно, что пассажиром шлюпки окажется Конрой,старший над ниндзями "Хосаки". Скрестив по-турецки ноги, Тернер сел наостывающий песок и открыл свою последнюю ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ банку мексиканского пива. Тернер, не отрываясь, глядел вдаль на череду белых гостиниц, рукинеподвижно лежали на тиковых перилах "Цусимы". За гостиницами горели триголограммы городка - "Banamex", "Aeronaves" и шестиметровая богородицаместного собора. Конрой стоял рядом. - Срочная работа, - сказал наконец Конрой. - Сам знаешь, как этобывает. Голос Конроя был плоским и безжизненным, будто смоделированным вдешевом голосовом чипе. Лицо у него было широкое и белое, мертвенно-белое.Черные круги, мешки под глазами и грива выбеленных, зачесанных назад волос.На Конрое была черная рубашка-поло и черные брюки. - Пошли внутрь, - поворачиваясь, сказал он. Тернер безучастнопоследовал за ним, пригнувшись, чтобы войти в дверь каюты. Белые экраны ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ,светлая сосновая обшивка - строгий шик токийских корпораций. Конрой уселся на низкую прямоугольную подушку из синевато-серойискусственной замши. Тернер остался стоять, руки расслабленно висят побокам, между ним и Конроем - стол. Конрой достал из стола серебряный, снасечками, ингалятор. - Дохнешь холина? - Нет. Вставив ингалятор в ноздрю, Конрой вдохнул. - Хочешь суси? - Он убрал ингалятор обратно в стол. - С час назад мыпоймали пару окуней. Тернер не шевельнулся, по-прежнему в упор глядя на Конроя. - Кристофер Митчелл, - негромко произнес Конрой. - "Маас Биолабс".Руководитель их "гибридного" проекта. Он переходит в "Хосаку". - Никогда о нем не слышал. - Ну и хрен с ним. Хочешь выпить? Тернер покачал головой ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ. - Кремний уже в пути, Тернер. Митчелл - это тот самый, кто заставилработать биочипы, а "Маас" сидит на всех базовых патентах. Это ты знаешь.Митчелл - специалист по моноклонам. Он хочет выбраться. Ты и я, Тернер, мы стобой должны вытащить его. - Я думал, я в отставке, Конрой. Мне неплохо отдыхалось. - Именно это и сказала команда психиатров в Токио. Я хочу сказать: этоже не первый твой побег из коробки, а? Она психолог-практик, на жаловании у"Хосаки". На бедре у Тернера задергался мускул. - Они говорят, ты готов, Тернер. После Нью-Дели они немноговолновались, так что хотели лишний раз перепроверить. Немного терапии настороне никогда не ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ повредит, или я не прав?

МАРЛИ


documentaoonrdp.html
documentaoonynx.html
documentaooofyf.html
documentaooonin.html
documentaooousv.html
Документ ОТЛИЧНО НАЛАЖЕННЫЙ МЕХАНИЗМ